Закулисная жизнь хорошей гостиницы. Бабуля и турки

Дежурство.
Как я его ненавижу. Надо обойти все этажи, проверить наличие лампочек во всех коридорах, уборку в незаселенных номерах, спуститься в гаражный подвал и проверить все там. В общем, проверяем даже чистоту кухни в ресторане и в раздевалках горничных и простых рабочих. Ходишь, как придурок с четырьмя листиками, и ставишь галочки в нужной графе – отлично, хорошо, удовлетворительно, плохо, ужасно.
11 вечера.
Спускаюсь в тренажерный зал, работает круглосуточно. Одно из требований на моей смене (бзик у меня такой, личный), чтобы в тренажерке не было вони. Знаете, входишь иногда в спортзалы и там висит запах застарелого пота. Постоянно ругаюсь с персоналом тренаджерки, чтобы проветривали зал, когда нет посетителей. Им лень. А мне противно, мы тоже туда ходим пару раз в неделю, после работы. Раздаю обычные п..., заставляю открыть окна при мне.
Звонит мобила, не успеваю ответить, оттуда раздается истеричный плач девочки с ресепшна. Поднимаюсь наверх.
На ресепшне плачет девочка, напротив нее сидит старушка американка, лет 60, тоже рыдает. Пять минут успокаиваю обеих, пока, наконец, они внятно рассказывают, о чем речь.
Бабушка – представитель МВФ (Международный Валютный Фонд), поселилась на верхних этажах, хотела вид на город. Рядом в номерах с обеих сторон, заселили турков (б..., какой идиот это сделал?? Убью завтра!). Горячие турецкие парни позвали проституток, часов в 9 вечера. Выпили, начали шуметь, проститутки – скакать по койкам и орать.
Старушка потерпела, а потом решила разобраться с этим лично. (Вот наx..., спрашивается? Не делайте таких глупостей! Звоните на ресепшн, есть обученные люди для этого! Только внятно объясните ситуацию, не истерите) Стучится в дверь соседнего номера, она открывается, и тут старушка (может, за последние двадцать лет впервые?) видит абсолютно голого мужика турецкой наружности, который недвусмысленно трясет перед ней огромным половым x… и зовет бабулю внутрь, присоединиться к веселью.
Вот это был бы трэш, если б она вдруг распахнула халат, потрясла бы перед ним сморщенными сиськами, и вошла бы! Нравственность бабули оказалась на высоте – она заорала и понеслась к себе в номер, позвонила на ресепшн и кричит в трубку – ХЭЭЭЛП! ХЭЭЭЛП!
Эта (вторая дура, завтра ей влетит по первое число за такое), бросает регистрацию на произвол судьбы и несется наверх, думая, что бабка отдает концы инфарктом!
На этаже ее встречает разбушевавшийся голый турок, скачущий примат по коридору, и пытается насильно затащить в злополучный номер. Бабка, стоявшая на стреме у дверей, выскакивает с феном (!) в руках, п… турка по башке, спасает девочку, и они обе наперегонки бегут вниз по лестнице!
Кто победил – не знаю. Но фен у бабки в руках до сих пор. Треснувший, б...! Делаю пометку в блокноте – сменить фен в таком-то номере.

11.15 вечера. Мило улыбаюсь, отправляю дуреху обратно на регистрацию, бабушке заказываю травяной чай, беру охранника и поднимаюсь наверх.
Турок есть. Голый, действительно. x… огромен, обе свидетельницы не соврали. (Про себя ржу и думаю – если их спросить, как турок выглядит сам по себе, вряд ли помнят. Но x… описали верно). Так-с, он (турок, а не x...) ломится к бабке в пустой номер, орет че-то на своем, но тут и без переводчика понятно – угрожает поиметь ее во все ее старческие отверстия за нанесенный феном ущерб башке.
Охранник его быстро скручивает в бублик, зовет по рации подмогу.
Заходим в номер – иттиить, бедлам! Второй турок трахает проститутку на балконе, перегнув через перила (вдруг уронит, а? не первый этаж, все же), пока его соотечественника бабка в коридоре расхерачила. Вторая проститутка, совершенно голая, лежит на кровати, что-то уплетает за обе щеки, и смотрит по телевизору – ну кто бы мог подумать? Дом 2!
Через 10 минут они все в моем кабинете, в присутствии охраны. Турков выселяю нахер, пусть идут другим гостиницам мозг имеют. У девок проверяю паспорта, даю охране, чтобы отсканировали, заношу в черный список. У нас они больше работать не будут.
Бабушку переселяем в люкс за счет гостиницы. Присылаем в номер шампанское, корзину с цветами и с фруктами. Хотя, судя по ее тоскливому взгляду, предпочла бы турка. Наверное, уже сожалеет о поднятой буче.
Лицемерка хренова! Но мило улыбаемся друг другу. Подписывает бумагу, что к нам претензий не имеет и всем п… как довольна.

00.45 вечера. Пью кофе в баре. Бармен слушает историю и ржот до слез. В благодарность подливает в кофе каплю коньяка, хорошего. Беру бумажки и иду проверять дальше гостиницу.

01.00 Опять пью кофе. Иду в кабинет заполнять отчет о проверках. И отдельный отчет о произошедшем.

03.00 Еду домой. Слава Богу, завтра работаю с полудня.

©тырено тут

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.